Матинский Михаил Алексеевич
Санкт-петербургский гостиный двор

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Комическая опера в трех действиях




                                М. Матинский



                     Санкт-петербургский гостиный двор

                     Комическая опера в трех действиях



----------------------------------------------------------------------------

     Русская комедия и комическая опера XVIII в.

     Редакция текста, вступительная статья и комментарии П. Н. Беркова.

     М.-Л., Государственное издательство "Искусство", 1950

     OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru

----------------------------------------------------------------------------



                              ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА



     Сквалыгин, Ферапонт Пафнутьевич, богатой купец

     Саламанида Мироновна, жена его

     Хавронья, дочь их

     Крючкодей, Аксен Филимонович, отставной регистратор, жених Хавроньи

     Прямиков, офицер

     Щепеткова, барыня, должница Сквалыгина

     Крепышкина, заимодавица Сквалыгина

     Проторгуев, Федул Вахромеев  |

     Перебоев, Феклист Парамонов  } купцы, должники

     Разживин                     } Сквалыгина

     Смекалов                     |

     Улита Сафроновна, жена Проторгуева

     Афросинья Евстигнеевна, жена Перебоева

     Дружка

     Сваха

     Секретарь

     Хвалимов, купец, племянник Сквалыгина

     Вдова, должница Сквалыгина

     Сын вдовы 9-ти лет

     Дочь 8-ми лет

     Мужик, крестьянин

     Приказные служители, официанты

     Девушки песенницы, театральные танцовщицы



       Действие 1-е, в Гостином дворе, 2-е и 3-е в доме Сквалыгина в

                              Санктпетербурге.



                              ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ



                                 ЯВЛЕНИЕ I



           Сквалыгин, Разживин, Проторгуев, Перебоев и Смекалов.



     Сквалыгин (Разживину поет).



                             Ну чтож, дружок,

                             Когда ж должок

                             Ты мне заплатишь?



     Разживин (поет).



                             Я с деньжонками собьюся,

                             И коё-как расплачуся;

                             Только-сте пожалуй дни два потерпи.



     Сквалыгин (Проторгуеву поет).



                             А ты что стал?

                             Вить срок настал

                             Платить по счетам.



     Проторгуев (поет).



                             Хоть и время уж доспело,

                             И платить бы мне довлело;

                             Только-сте маленько потерпи на мне.



     Сквалыгин (обоим).



                             Я сейчас пошлю сыскную

                             И прижму я вас вплотную;

                             Нет отсрочки никакой,

                             Расплатитеся со мной.



     Разживин и Проторгуев.



                             Посылать на что сыскную,

                             Разглашать молву дурную?

                             Ты пожди лишь день, другой,

                             Мы расплатимся с тобой.



     Сквалыгин (Разживину). Я тебе сказываю, что теперь же  подавай  деньги.

Срок векселю минул. Ты денежки хоть на  камешке  роди,  а  мне  с  рекамбией

заплати. Не уступлю тебе ни полушки.

     Разживин. Ферапонт Пафнутьевич! напомните тововонатка  смертной  час  и

помилосердуй. Вить-сте милость твоя и так по двадцати четыре  процента  *  с

меня лупит.

     Сквалыгин. Ты думаешь, велика мне от этого прибыль! Нынче, брат, дают с

радостью по пяти копеек и по гривенке на рубль в месяц *.

     Разживин. Эдак-сте тововона-тка токмо одни жиды делают, а твоя  милость

веть  не  жидовское  отродье.  Воля-сте  твоя,   Пафнутьевич...   Всеконечно

тововона-тка и бога-та ты уж забыл.

     Сквалыгин. Ври, что помнишь, а я на эти базгалы не смотрю...  (Отходя.)

Чтобы сейчас были! (Проторгуеву.) А ты, молодец, теперь же за товары заплати

и счет окончи, а не то, сегодни ж в магистрат!

     Проторгуев. Эдакой-сте касимовской татарин! Никак  на  те  креста  нет?

Веть-веть-веть товары-то ты дал с обожданием. Ну так-так что ж ты  меня  как

на правеже поставил? Видновидно, что душа то в  тебе  как-как-как  буркольцо

вертится. Усовестись-сте!

     Сквалыгин. Какая тут совесть! веть я не письменно ждать  обещался.  Ну,

так подай их назад, а ждать не хочу.

     Проторгуев. Да-да-да где ж мне их взять-сте, когда я  их  почти  все  в

долг роздал? Курьеза-сте ты, а-а-а не человек.  Я-я-я  эдакого  другого  еще

родясь не видывал. Веть-веть я-сте плачу тебе за то проценты.

     Сквалыгин. По двадцати-то? Разве я своему добру лиходей? (К  обоим.)  А

коли хотите, чтобы я  потерпел,  так  отрежьте  мне  аршинчиков  по  десятку

чего-нибудь. (К Разживину.) Ты тафтички. (К Проторгуеву.) А ты хоть ситчику.

(Отдаляется.)

     Разживин. Как ты, брат, тововона-тка об этом деле смекаешь?

     Проторгуев. Что ж делать? Уж-уж заткнем ему окаянному глотку.

     Сквалыгин {подступил.) Ну, что ж, согласны ли? Или я теперь же...

     Разживин (отдает Сквалыгину). Извольте тововона-тка  принимать.  Владей

на здоровье!

     Проторгуев. Перед тобою-сте, коли-коли вымозжил.

     Сквалыгин. Теперь я и пойду, только смотрите ж,  скорей  исправляйтесь.

(Отходя.) Что урвал, то и наше. Так-то и всегда жить надобно!

     Разживин. Чтоб тебе этим тововона-тка глаза покрыть собачьему сыну!

     Проторгуев. Саван бы тебе из-из-из этого сшить окаянному жиду.

     Сквалыгин (подходя к  другой  стороне).  Дай-ко  и  этих  поприжму.  (К

Перебоеву поет.)



                             Дай за лавку

                             Мне прибавку,

                             Ты мне платишь мал оброк.



     Перебоев.



                             Пощади-сте от накладок,

                             Я и так пришел в упадок,

                             Худы-сте торжишки, от всего изъян.



     Сквалыгин (Смекалову).



                             Ты двойною

                             Впредь ценою

                             За квартиру мне плати.



     Смекалов.



                             Мне уж, право-сте, не в силу

                             За твою платить квартиру

                             Эдакие деньги, как прощаешь ты?



     Сквалыгин (обоим).



                             Нет ни малой вам уступки,

                             Нет отсрочки ни на сутки:

                             Иль теперь же вон ступай,

                             Иль наем вперед давай.



     Перебоев и Смекалов.



                             Коль не делаешь уступки,

                             Так по крайней мере сутки

                             Ты нам времени хоть дай

                             И нас вон не выгоняй.



     Сквалыгин (к Перебоеву). Теперь же вон из лавки! Мой должник ее  возмет

и хоть втрое за нее заплатить принужден будет.

     Перебоев. Веть уж уговор об лавке у нас сделан, следовательно,  довлело

бы тебе-сте держаться своего слова. Мне-ко уж и так прибавки твои невмогуту.

     Сквалыгин. А по мне хоть ты волком  вой.  (Смекалову.)  За  квартиру-то

изволь платить ты вдвое: ныне квартирки-та жгутся, или вон выезжай.

     Смекалов. Хозяин! милостивец  мой!  патрон  и  благодетель!  помилуй  и

покажи резон: статешно ли пить-сте дело ты затеял, якобы в  одночасье  можно

со всем своим скарбишком перетащиться, занележе-сте веть у меня есть такожде

хозяйка и ребятишки.

     Сквалыгин. А мне какая в том нужда! Коли не выедешь добровольно, так  я

все на улицу повыкидато.

     Смекалов. Ты меня-сте этим не токмо что больно  тревожишь,  но  наипаче

вящше того и в конец разоряешь. Это-сте не резонабельно.

     Сквалыгин. Ин, добро! - Я  и  потерплю;  а  вы  возьмите  у  меня,  эти

товарчики (показывает) за мою цену. Эдакой доброй тафты и  ситцу  еще  здесь

никогда не бывало.

     Перебоев. Эти товары не вельми  добротны  и,  следовательно,  не  лутче

наших.

     Смекалов. А почему они сте?

     Сквалыгин. Ситец по два рубли, а тафта по два с полтиною. Тут по десяти

аршин. Они отменной доброты, у вас их с руками отнимут. (Перебоеву.) Ты хоть

тафту. (Смекалову). А ты хоть ситец.

     Смекалов. О своем ли ты уме! Да эдакой цены нигде и не слыхано.

     Перебоев. Они мало толико подмокли и позатасканы.

     Сквалыгин. О! коли не так, то я уж сказал, что с вами сделаю.

     Перебоев. Быть так: следовательно,  возьмешь  и  по  неволе.  Вот  тебе

деньги. (Дает).

     Смекалов. Хоть вздыхай, а деньги давай. Изволь, милостивец,  наживайся.

(Дает деньги.)

     Сквалыгин (взяв деньги). Ну! прощайте, друзья; нечего мне теперь с вами

больше раздобарывать. (Отходя.) Сегодни таки попало мне е лапу. (Уходит.)

     Перебоев. Эдакой ахид!

     Смекалов. Эдакой жидомор!



                                 ЯВЛЕНИЕ II



              Те ж, Щепеткова и Крепышкина, кроме Сквалыгина.



     Разживин (поет).



                     Барыни, сударыни! что угодно вам?



     Проторгуев.



                     Барыни, сударыни! пожалуйте-сте к нам.



     Перебоев.



                     Барыни, сударыни! что надо для вас?



     Смекалов.



                     Барыни, сударыни! товар у нас хорош.



     Щепеткова.



                     Есть ли атлас?

                     Есть ли гас?

                     Есть ли шелковы чулки,

                     И ост-индские платки?



     Крепышкина.



                     Есть ли ленты,

                     Аграменты?

                     Есть ли чепчики, цветы

                     И французские тафты?



     Разживин.



                     Здесь атласы,

                     Канифасы,

                     Здесь есть гасы

                     И каркасы.



     Проторгуев.



                     Здесь есть шелковы чулки

                     И ост-индские платки.



     Перебоев.



                     Здесь есть ленты,

                     Позументы,

                     Аграменты

                     И флоренты.



     Смекалов.



                     Здесь есть чепчики, цветы,

                     И французские тафты.



     Щепеткова (Разживину). Покажи мне атлас.

     Разживин. Извольте, матушка, сударыня!  эдакой  заздравной  атлас!  луб

лубом. Такой доброты ей-ей нигде, не сыщете-сте.

     Щепеткова (бросает). Какой это скверной атласишка! видишь ли? он  мшист

и мякок. (Бросает.) Покажи лучше.

     Разживин. Да не мните ж-сте, барани!  вить  всякой  товар  тововона-тка

лицом продать... Вот вам и другой, сударыня.

     Крепышкина (Смекалову).  Покажи  мне  кофейную  тафту,  батька  мой,  и

чепчики.

     Смекалов. Вот вам тафты хозовой кончик, ее уж намале у  меня  осталось;

занележе берут-ста наподхват; а чепчики славная мадам Фирюлто делала, и  они

вельми в моде.



                         Крепышкина рассматривает.



     Щепеткова. Этот очень тонок и много клею. (Бросает.) Чорт ли в нем? Эти

грубияны никогда с первого разу хорошего не покажут.

     Разживин. Да на что-сте бросать-то, барани? Да  я  тововона-тка  десять

рублей плачу за аршин, ежели где лутче этого атласу найдете.

     Щепеткова. Покажи гас.

     Разживин. Вот вам и тововона-тка и гас, барани!

     Щепеткова. Узок и гадок! (Бросает.)

     Разживин. Вот-сте и другой.

     Щепеткова. Широк и скверен! (Бросает.)

     Разживин. Господи боже мой! что Это  за  фигли  такие?  Это  притоманно

что-нибудь напущоное. Да я тововона-тка лавкой  буду  прост,  ежели  вы  где

лутче моих товаров сыщете.

     Щепеткова (отходя). Наплевать на тебя и на твою лавку!

     Крепышкина. А почему, мой свет, тафта и чепчики?

     Смекалов. Без торгу, барани! тафта одиннадцать гривен, а чепчик  четыре

монеты с половиною, сударыня!

     Крепышкина. Тафта гривен семь бы, а чепчик-ат  рублика  полтора,  сокол

мой!..

     Смекалов. Оборони пречистая! Скупенько-сте  жаловать  изволите.  Эдакой

цены и слыхом не слыхано.



                         Крепышкина рассматривает.



     Щепеткова (к Проторгуеву). Покажи шелковые чулки!

     Проторгуев (показывает). Эдаких чулок поискать, поискать, барани!

     Щепеткова (бросает). Взбесился! Эдакую дрянь кажешь! Это русские.

     Проторгуев. Вот вам и туринские.

     Щепеткова. Какая адская разница! Эти в тысячу раз хуже.

     Проторгуев. Это, это бишь русские, а те туринские.

     Щепеткова. Так эти скверны, а те лутче. (Бросает.) Покажи платки.

     Проторгуев. Извольте, извольте.



                          Щепеткова рассматривает.



     Крепышкина. Так за тафту-та по семидесят по две копейки, а за чепчик-ат

полтора рубли с пятью копейками. Уступи, белянчик. (Отходит.)  Посмотреть  у

другого.

     Смекалов. Барани! барани! торгуйте-сте настояще. Истинно за  свою  цену

отдаю. Другой ей-ей дешевле моего не отдаст.

     Крепышкина (ворочается назад). Ну, ин, еще по копеечке на то  и  другое

прибавлю. (Отходит.)

     Смекалов. Статное ли пить-сте дело?

     Крепышкина  (к  Перебоеву).  Покажи  мне,  голубчик,  пьюсовых  лент  и

аграментов.

     Перебоев  (показывает).  Здесь  самые  хорошие  французские   ленты   и

преславные аграменты.

     Щепеткова. Ах! какое мерзкое тряпьё! Это дерюга, а не платки. (Кидает.)

Нет ничего у тебя хорошего, а кличешь, шалун! (Расхаживает лшмо лавок.)

     Проторгуев (про себя). Затейлива, право-сте,  ты!  Перероет,  перемнет,

обругает с ног до головы, да-да-да-и да-и поди здорово.

     Крепышкина. Почему аршин, голубчик? Перебоев.  Эти  ленты  и  аграменты

самолутчие, и, следовательно, за первые нельзя ниже шестидесят, а за  другие

пяти копеек взять за аршин.

     Крепышкина. Уступи, батька, ленты по осьмнадцати копеек, а аграменты-та

по две копеечки.

     Перебоев. Статешно ли пить-сте  дело!  Дешевенько  жалуете.  Это  живой

наклад и, следовательно, вам не купить.

     Крепышкина (отходит и прохаживается). Так быть,  подождать,  пока  цена

сбудет.

     Перебоев (про себя).  Эдакая  покупщица  пожаловала,  что  почти  даром

просит!

     Щепеткова (к Разживину). Покажи-ка опять атлас и гас!

     Разживин. Нету-ти тововона-тка, барани; продал-сте.

     Щепеткова. Эдакой грубиян! (К Проторгуеву.) Покажи мне чулки и платки.

     Проторгуев. Нет, нет! я-я положил все под гнет. (Про  себя.)  Еще  было

пожаловала мять да бросать... Пусть прогуляется.

     Щепеткова (поет).



                     Отсмею же я купцам эту игрушку,

                     Не куплю у них я впредь ни на полушку;

                     То-то сильной будет им удар,

                     Как сама я выпишу товар!



     Крепышкина (поет).



                     Ничего купить нельзя; купцы вздурились,

                     И ценой они безмерно вздорожились;

                     А чтоб их за это наказать,

                     Стану с акциону покупать.



     Обе.



                     Их товары залежатся,

                     Станут сами набиваться:

                     Только лишь возьми.



                       Щепеткова и Крепышкина уходят.

В сии сцены и в последующие до девятой входят разные покупатели, и покупают

                                  товары.



                                ЯВЛЕНИЕ III



                        Купцы, Сквалыгин и Прямиков.



     Прямиков. Здравствуй, брат, старой мой должник! я уверен, что  сегодни,

конечно, от тебя деньги свои получу, а особливо для того, что я поверил тебе

их без расписки; я ж теперь отсюда еду, потому что пожалован  я  городничим,

так намерен жениться и прожить век свой в покое.

     Сквалыгин. Счастливой-сте путь желаю вашему благородию; только я теперь

пришел в такое изнеможение, что ей-ей, по чести, насущного хлеба не имею.

     Прямиков. Ба! как так? Да ты и нынешнем году множество товаров за  море

отправил?

     Сквалыгин. Это хоть и правда, милостивец, однакож все  те  корабли,  на

коих мой товаришка находился, занесло из Зунда * в Хвалынское море *  и  все

потопило.

     Прямиков. Ну, брат, загуляли ж! Это под Астрахань! Туда  на  корабле-то

не проедешь.

     Сквалыгин. Нет бишь, милостивец, не в Хвалынское, а в Каспийское. Я  об

этом верное известие имею.

     Прямиков. Ну, ну, ну! переври сызнова! Да это все равно.

     Сквалыгин.  Ошибся-сте!  как  бишь?  Дай  бог  память.  Эдакая  ромода!

(Приставливает палец ко лбу.)  Право,  запамятовал.  Да  мне  помнится,  что

диво-то-ка не заплатил ли я вам должок-ат?

     Прямиков. Мошенник, мошенник, мошенник! Мне  давно  сказывали,  что  ты

плут; все не хотел верить. Ты, я думаю, рад  теперь  и  присягнуть,  что  ты

заплатил?

     Сквалыгин. Вестимо, что заплатил-сте; они и в книге похерены.

     Прямиков. Бесчестной человек! Как тебя своя братья терпит? Ты им  собою

только стыд делаешь! {Отходя.) Эти деньги будешь ты помнить! (Уходит.)

     Сквалыгин. Где гнев, тут и милость, сударь! {Про себя.) Ха! ха! ха! ха!

Э! брат взял, пошел, как не солоно хлебал. Веть брань на вороту не виснет, а

стыд не дым, глаза не выест. {Увидя Крепышкину и Щепеткову.)  Вот  еще  этих

чорт несет; надобно и их как-нибудь отбоярить.



                                 ЯВЛЕНИЕ IV



             Щепеткова, Крепышкина и прежние, кроме Прямикова.



     Щепеткова. А! здравствуй, батюшка, Ферапонт Пафнутьевич!

     Крепышкина. Здравствуй, мой батька!

     Сквалыгин. Покорной-сте слуга чести вашей.

     Щепеткова. Я хочу выкупить у тебя  мой  вексель  и  взять  остальной  в

поручительстве заклад.

     Сквалыгин. Мне помнится, что я заклад ваш по нужде другому заложил.

     Щепеткова. Нельзя тому статься, это пустое.

     Крепышкина. А я неотменно хочу назад получить от тебя мои деньги, кои в

процентах у тебя ходят, и выдать тебе вексель.

     Сквалыгин. Во власти вашей. Я  не  в  силах  заплатить,  потому  что  в

превеликой пришел упадок.

     Крепышкина. Ах! батька, как ты лжешь! Да я знаю, что у тебя  превеликое

множество лавок, фабрик и заводов.

     Щепеткова. Также и своих денег много в процентах.

     Сквалыгин. Душа бы-сте вон  изо  пса,  ежели  есть  полушка  за  душой.

(Поет.)



                         Вот каков стал ныне свет;

                         Баламутит так речами,

                         Нищих ставит богачами,

                         Бредит то, чего и нет!

                         Ныне так мал барышишка,

                         Не добудешь в день грошишка,

                         Хоть из лавки вон бежать;

                         Разве стареньки тряпички

                         Или сереные спички

                         Ходя в рынке продавать.



     Крепышкина. Так изволь знать, что я вексель твой отдала  стряпчему  для

взыскания, потому что добровольно с тебя получить не могла.

     Щепеткова. И я также принуждена буду просить на тебя.

     Сквалыгин (вслед).. Видал я эти угрозы!  Мне  уж  не  первой  дождь  на

голову.



  Крепышкина и Щепеткова отдаляются от лавки вперед театра, и встречаются

                               с Прямиковым.



                                 ЯВЛЕНИЕ V



                              Те ж и Прямиков.



     Щепеткова. Умилосердись, мой батька! Где ты был?

     Крепышкина. Мы тебя нигде найти не могли.

     Прямиков. А я все вас искал. Да что такое?

     Щепеткова. Знаешь ли что, батюшка?

     Сквалыгин не отдает мой заклад.

     Крепышкина. А мне не хочет платить по векселю денег.

     Прямиков. Прошу не погневаться; мы  все  трое  не  спросись  броду,  да

сунулись в воду. Вперед наука, не имей дела с плутом.  Он  и  в  моем  долгу

заперся.

     Щепеткова. Как же мне заклад свой получить от него?

     Прямиков. Надобно  требовать  тот  вексель,  на  котором  вы  заклад  в

поручительстве подписали. {К Крепышкиной). А ваш вексель где?

     Крепышкина. Я отдала для взыскания денег регистратору Крючкодею.

     Прямиков. Крючкодею? Этому плуту? Веть за  этого  Крючкодея  этот  плут

Сквалыгин выдает свою дочь! Да он и в доме у него же живет. Ну, ну, так сами

вы судите, можете ль вы получить деньги, когда плут плута погоняет?

     Крепышкина и Щепеткова (обе). Что ж нам делать?

     Прямиков. Надобно сыскать этого крючкотворца и вырвать у него  вексель.

Теперь здесь делать нечего, а ужо поедем к этим плутам на дом и  постараемся

дело привести в порядок.



                  Уходят Прямиков, Щепеткова и Крепышкина.



                                 ЯВЛЕНИЕ VI



        Сквалыгин, Разживин, Перебоев, Смекалов и Саламанида входят.



     Саламанида {мужу). Бог на помочь, Пафнутьич!

     Сквалыгин. Здравствуй, милочка жонушка! Что ж ты одна? Веть  ты  хотела

быть вместе с нареченным нашим зятем, регистратором Крючкодеем?

     Саламанида. Я его послала наперед, а сама зашла к ворожее.  Знаешь  ли,

какая сделалась причина? Веть бочонок-та с вином, которой ты взял с должника

за пожданье, совсем рассохся, и вино-то вытекло.

     Сквалыгин. Как так? Статимое ли пить это дело? Веть он был полон?

     Саламанида. Эдакой ты, батька, неверной! Да, может быть, сперва вино-то

усыхало по капельке, после того по рюмочке, а там и по стаканчику.  Посмотри

поди, веть и обручи посвалились.

     Сквалыгин. Эти обручи надобно наколотить на тебя, чтоб  ты  с  вина  не

треснула. Это твое дело, ты его высушила, пьяница!

     Саламанида. Тьфу, батька, с умом ли ты? - Стала  ль  бы  я  без  ведома

твоего делать?  Ворожея  Федотовна  мне  сказала,  что  де  бочонок-ат  мыши

прогрызли, и как ни разведет бобами, ан все точь-в-точь так выходит.

     Сквалыгин. Дай-ко мне притти домой! Вот я поворожу  над  тобой  бобами!

Добро, это винцо выдет из тебя соком.

     Саламанида (поет).



                       Муженек мой дорогой,

                       Власть твоя, сударь, со мной;

                       Ты не столь меня побьешь,

                       Сколь себя ты надорвешь.

                       Брилиянтовые глазки!

                       Возврати мне прежни ласки,

                       Стану впредь над домом лучше надзирать.



                                ЯВЛЕНИЕ VII



                 Те ж и Крючкодей (тащит мужика на театр).



     Крючкодей. Я с тобою, плут, сделаюсь! Ступай на съезжу. Ты  мне  должен

заплатить бесчестие и увечье.

     Сквалыгин. А! зятюшка нареченной! что с тобою, друг мой, сделалось?

     Саламанида.  Уж  не  мужик  ли  этот  тебя  обидел?   Мужик.   Пожалуй,

баценькабарин! к цому ты придираешься?

     Крючкодей. Как придираюсь? Разве ты на меня не наехал и  оглоблею  меня

не толкнул?

     Мужик. Вольно табе меня всклёпаць. - Вот, послушайте,  цосные  осьпода,

как это дзело было. (Поет.)



                     Ехал я уличей вместе с обозом,

                     Правил я истинно лошадью с возом;

                     Милость твоя церез уличу шел,

                     Быстро ты, быстро в глаза мне глядел.

                     Вдруг ты, как пьяной, тогда  закацался,

                     Дзелал мыслете, вот эдак шатался;

                     Я раз десяток "подзи" прокрицал,

                     Только ты с умыслу под воз попал.



     Крючкодей. Ты, каналья бороноволок! имел бы сказать мне со  всепокорною

покорностию, чтобы я посторонился; ибо понеже я имею регистраторской ранг.

     Мужик. Ваше высокородье! колды бы  я  табе  не  баил,  толды  бы  ты  и

турбацыл меня, а то, суди милостиво, я ажно охрип табе крицавши.

     Крючкодей.  Поставь  свидетелей,  или  есть  ли  у  тебя  доказательные

доказательства, что ты кричал?

     Сквалыгин. Дельно, Аксён Филимонович! он докажи.

     Мужик. Да кокие табе, барин, свидетели? Кто на уличе за меня  вступитча

и пойдзет за мною докасцыком?

     Саламанида. Ну, так ты и виноват.

     Мужик (вынимая мошну). Помилуй,  ваше  происходительство!  Ин,  вот-ста

табе. (Дает денег.) Только ослободи, пожалуй, мне право неколи.

     Крючкодей. И то дело! - Как! только гривну-та? Ты меня новым бесчестьем

обесчестил и поставил меня, якобы я хуже холопа. Да я  жалованья  получал  в

прошлых годех по осмидесяти рублей; того ради подлежательно доправить с тебя

по самой справедливой справедливости бесчестья восемьдесят рублей, а  увечья

вдвоя.

     Мужик. Воля твоя, отецкой сын, у меня только и деньжонок в мошне  сорок

алтын. (Подает ему.) Вот, ин, всё табе. Отпусти, родзимушка.

     Сквалыгин. Ну, зятюшка, коли нечего взять, так уж пропадай он вставши.

     Саламанида. И впрям так, батька,  будь  и  тем  доволен;  авось-либо  с

другого и побольше бог пошлет.

     Крючкодей (толкает мужика). Сгинь твоя голова, шмерц каналья!

     Мужик (в сторону). Што ты дзелаешь? Вот еще какая собака натялась,  што

середи бела дни ограбил! Вижу, что самой коновной плут,  а  побарахтатчи  не

смею. О! хо! хо! хо! (Уходит.)



                                ЯВЛЕНИЕ VIII



                            Те ж, кроме мужика.



     Крючкодей (поет).



                            Я нарочно перед вами

                            Этот сделал образец,

                            Чтоб своими вы глазами

                            Видели, что я делец.

                            Я крючок,

                            Я сучок,

                            Хамка,

                            Амка,

                            Я волчок,

                            Я придираюсь,

                            Я прицепляюсь,

                            Я мужика в один миг подцепил,

                            Сорок алтын с него разом схватил.



     Сквалыгин. Я давно себе эдакого зятя искал и теперь сердечно рад, нашел

избранного по сердцу. Ты, зятюшка, и по моим делам так ходить будешь.

     Крючкодей. Давай, бери! Мы иного так огреем, что охнет, да и издохнет.

     Сквалыгин. Да вот,  во-первых,  заняла  у  меня  барыня  Щепеткова  под

вексель сто рублей, а вместо поручительства  подписала  внизу  векселя,  что

положила  у  меня  серебра  на  двести  пятьдесят  рублей,  так  нельзя   ли

серебрецо-то серебрецом, а сто рубликов таки деньгами сгладить?

     Крючкодей. Чего нельзя? как дважды два.

     Сквалыгин. Какая это неоцененная голова.

     Саламанида. Меня от радости слезы прошибли.

     Сквалыгин. Другой казус,  пожалуй  же  меня,  имеет  на  меня  старушка

Крепышкина векселек в десять  тысяч  рублев;  и  сколько  я  ни  отбывал  от

платежа, однако отдала она его уже ко взысканию.

     Крючкодей. Ну-ка, тесть, что ты мне дашь,  естьли  я  этот  векселек-ат

смахлюю?

     Сквалыгин. Что уж тут рядиться? все пополам.

     Крючкодей. А коли так, то все трын-трава и безделя.

     Сквалыгин. Что ты говоришь?

     Крючкодей. Вить вексель-ат Крепышкина мне, мне  отдала  для  взыскания,

так уж тут легко с нею сладить.

     Саламанида (цалует его).  Умник  мой,  разумник  мой!  ненаглядное  мое

сокровище! Дочка наша истинно в сорочке родилась.

     Сквалыгин. Да надобно, чтоб это приказным порядком с  рук  сошло.  Есть

тебе тамо знакомые? Веть ныне приказные-то становятся не  таковы,  не  много

эдаких, каков ты.

     Крючкодей. А вот я завтра  схожу  и  попытаюсь.  Ныне  подлинно  нашему

брату, старинному подьячему, служить не след. Набрали все  молокососов,  ну,

где им такие премудрости коверкать, как наш брат пожилой? (Поет.)



                           Ах! что ныне за время?

                           Взяток брать не велят,

                           Штрафованьем грозят,

                           Переводится племя

                           Стародавних писцов,

                           Нашей братьи дельцов,

                           Опустела уж стрелка * (повторяет)

                           И любезный тычок *,

                           Милой мой кабачок,

                           Тужит, тужит горелка

                           Что писцам мал доход,

                           Мал и ей стал расход.



     Саламанида. Время бы уж теперь и девишнику быть.

     Сквалыгин. Поди ж, хозяйка, наперед, да  приготовься,  а  мы  с  тобой,

Аксён Филимоныч, пойдем и попросим кое-кого на девишник посидеть.

     Саламанида. Ин, час же вам доброй! прощайте. (Уходит.)



                                 ЯВЛЕНИЕ IX



               Те ж, кроме Саламаниды. Купцы запирают лавки.



     Сквалыгин. Позовем, зятюшка, вот этих  моих  должников.  {Указывает  на

лавки.) Они с голыми руками не придут, а что-нибудь таки принесут.

     Крючкодей. Я со всеуниженною униженностию преданно предаюсь воле вашей;

и  понеже  вы  благоволите  за  благо  их  приглашать,  того  ради,  в  силу

раболепного моего к вам почтенного почтения, на все я согласен.

     Сквалыгин. Посмотри, зять, как должники мои мне покорны.  Я  над  ними,

как господин, ломаюсь, а они, как рабы мои, не смеют и пикнуть передо  мною.

Вот что денежки делают! (Подходит к купцам и поет.)



                             Господа честные,

                             Купцы гуртовые,

                             На вечер откушать,

                             Песенок послушать.



     Сквалыгин и Крючкодей.



                             Просим униженно

                             Быть к нам непременно.



     Купцы.



                             Что это за диво

                             Что ты слишком чиво

                             Так гостей сзываешь,

                             Балы подымаешь?



     Сквалыгин.



                             Свадьбу затеваю,

                             Зятя в дом принимаю,

                             Регистратор чином,

                             Будет мне он сыном.



     Крючкодей.



                             Аз вышереченной

                             Зять усыновленной;

                             Жалуйте, любите,

                             Хлеб и соль водите.



     Сквалыгин и Крючкодей.



                             Просим униженно.

                             Быть к нам непременно.



     Купцы.



                             С браком поздравляем,

                             Искренно желаем

                             Вам любви, совета

                             На бессчетны лета.



     Перебоев.



                             Ну, скажите ж, как нам быть?



     Разживин.



                             На сговор к нему нейтить.



     Проторгуев.



                             Как?



     Смекалов.



                             Так.



     Перебоев.



                             Да как?



     Разживин.



                             Да так.



     Проторгуев и Перебоев.



                             А как штуки он нам сладит,

                             В магистрат за долг посадит?



     Смекалов и Разживин.



                             Может быть, и то придет,

                             Самого провал возмет.



     Сквалыгин и Крючкодей.



                             Что же вы, как пни, стоите?

                             Будете, иль нет? скажите,

                             Мы от вас ответу ждем.



     Смекалов и Разживин.



                             Так вот мы-сте к вам нейдем.



     Проторгуев и Перебоев.



                             Мы к вам тотчас-сте придем.



     Разживин и Смекалов.



                             Побегайте.



     Перебоев и Проторгуев.



                             Эй, ступайте!

                             Он наделает вам бед.



     Сквалыгин и Крючкодей.



                             Ну, так знайте,

                             Мы вам сделаем лабет.



     Разживин и Смекалов.



                             Все пустое; нет, нет, нет.



     Проторгуев и Перебоев.



                             Непонятно дело

                             Поступать так смело;

                             Эдак нам гордиться

                             Вовсе не годится.



     Сквалыгин и Крючкодей.



                             Вы за ум схватились,

                             Что быть согласились.

                             Ну, так не солгите,

                             Поскорей придите.



     Проторгуев и Перебоев.



                             Ей! ей! несомненно,

                             Будем непременно.



     Сквалыгин и Крючкодей.



                             Просим униженно

                             Быть к нам непременно.



                           Конец первого действия





                              ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ



     Театр представляет гостиную комнату Сквалыгина с накрытым столом.



                                 ЯВЛЕНИЕ I



       Невеста Хавронья Ферапонтьевна и позади ее девушки идучи поют.



     Девушки (поют).



                       Во саду земзюлюшка кликала *,

                       В тереме Хавроньюшка плакала:

                       Бог судит родимого батюшка;

                       Молоду в чужи люди отдают,

                       Останется зеленой сад без меня,

                       Завянут все цветы во саду.

                       Вставай уже, мой батюшка, раненько,

                       Поливай мои цветы частенько

                       Утренней вечернею зарею,

                       Сверьх того горючею слезою.



                                 ЯВЛЕНИЕ II



                             Те ж и Саламанида.



     Саламанида. Ну, Хавроньюшка! Смотри ж ты, дружок; как придет жених, так

сиди чинненько.

     Хавронья. Вот, чинненько! Да как мне перед ним чиниться-то?

     Саламанида. Сиди смирнёхонько, не шевелись, голову-то опусти  вниз,  по

сторонам не гляди, и руками не шали.

     Хавронья. А ну-как в голове зачешется, так как же?

     Саламанида. Уж не чешись, матка.

     Хавронья. Да, вот!

     Саламанида. Коли жених протянет голову поцаловаться, так цалуйся с ним.

     Хавронья. Ну, как пить не так! Камень бы ему горячей в зубы-то.

     Саламанида. Что ты, дура? Вить он будет твой муж,  и  тебе  должно  его

почитать.

     Хавронья. Почитать? Великой он фря!

     Саламанида. Да что ты не бела набелилась и мало нарумянилась?

     Хавронья. Разве уж кожу-то содрать, што ли? И  так  уж  я  бодягой  так

натерлась, што все лицо распухло.

     Саламанида. Ну-те-ка, красны девицы! милости прошу  за  стол  садиться,

покуда жених еще не бывал. (Уходит).



                                ЯВЛЕНИЕ III

  Хавронья и девушки садятся за стол, Хавронья в средине; зачинает музыка,

                             покуда все сядут.



     Девушки (поют).



                       Ах, сборы, сборы Хавроньины! *

                       Собирала девушек за свой стол,

                       Думала думушку:

                       Как назвать мне свекра батюшкою,

                       Свекровь мне назвать матушкою;

                       Убавлю спеси, гордости,

                       Назову я свекра батюшкой,

                       Свекровь назову матушкой.



     Одна из девушек. Жених идет! жених идет!

     Другая. Так встанем, девушки.



                                 ЯВЛЕНИЕ IV



 Крючкодей, дружка с ларцом, сваха, Перебоев, Проторгуев, Улита, Афросинья,

Сквалыгин, Саламанида и Хавронья с девушками. Дружка ставит ларец на большой

                                   стол.



     Сваха. Господин дружка! изволь купить жениху у девиц место.

     Дружка. Красные девицы! пирожные мастерицы! уступите жениху свое место.

     Одна девушка. Это место даром не дают, а за деньги продают.

     Дружка. А что просите золотой казны?

     Другая девушка. Подари нас не рублем, не полтиною, а золотою гривною.

     Дружка (дает деньги). За золотую гривну у нас слова нет.

     Девушки из-за стола выходят назад.

     Сваха. Подайте шубу. (Шубу подают, и она стелет  ее  вверх  шерстью  на

скамейку, где жениху с невестою сидеть.)

     Дружка. Бери свою невесту за белы руки, сажай свою невесту  за  дубовой

стол.



   Крючкодей берет невесту и садится на постланную шубу; подле их и гости

                                  садятся.



     Саламанида (подходит с  подносом,  на  коем  серебреные  чарки).  Аксён

Филимоныч!  милости  прошу   выкушать.   (Крючкодей   берет   чарку.   Потом

Проторгуевой жене.) Улита Сафроновна, пожалуй-ка. (Берет,  а  сама  на  мужа

поглядывает.)  Афросинья  Евсигнеевна!  милости  прошу.   (Берет   также   и

поглядывает на мужа.) Свашенька добрая! пожалуй! (Берет. Проторгуеву.) Федул

Вахромеич! покорно прошу. (Берет.  Перебоеву.)  Феклист  Парамонович,  прошу

принять и выкушать. (Берет). Господин дружка! (Берет.)



                        Все взяли и вставши держат.



     Сквалыгин (Саламаниде). Смотри ты,  не  слишком  приневоливай.  Выпьют,

хорошо; а не выпьют, и того лутче. (К жениху.) Аксён Филимоныч! вам  довлеет

начать, прошу выкушать во здравие.



    Крючкодей, поклонясь по-подьячески на все стороны, вдруг проглотил.



     Сваха. И! батька жених! куда ты неочеслив! Один все проглотил; тебе  бы

невесту-та надобно было попотчивать.

     Крючкодей. А я, право, думал, что одному  мне.  Я  бывало  взятками  не

деливался. А понеже мне заранее об этом  сведения  не  сообщено,  того  ради

подайте мне другую  чарку.  (Подает.)  Любезная  моя  невеста!  красное  мое

солнышко! ненаглядное сокровище! всепокорнейше прошу из прежде выпитой  мною

чарки теперь выкушать.



                 Хавронья отворачивается и головой махает.



     Крючкодей. Пожалуй, любезная моя невеста! лебедушка моя беленька, прошу

выкушать! ты моя перепёлочка!

     Хавронья. Нет! я хмельного не пью.

     Саламанида. Ну, матка, хоть прикушай.

     Хавронья. Так! уж ты прикушай! что сама же охотница  прорву-та  тянуть.

(Прихлебывает и ставит на поднос.)

     Крючкодей. Постой, постой! матушка!  вышепомянутую  чарку  невеста  моя

выкушать не изволила, то, в силу сей  церемонии,  подлежит  выпить  ее  мне,

частореченному. (Выпивает.)

     Сквалыгин. Гости дорогие! прошу во здравие выпить.

     Проторгуев. Ферапонт Пафиутьич - Саламанида  Мироновна!  поздравляю-сте

вас с нареченным зятем.



                        Сквалыгин с женою кланяются.



     Перебоев. Аксён Филимонович! Хавронья Ферапонтьевна, желаю-сте  начатой

брак во всяком благополучии, душевном и телесном здравии, совершить.



                      Крючкодей и Хавронья кланяются.



     Проторгуев  (отведав,  говорит  Перебоеву).  Как  ты  думаешь,  Феклист

Парамонович? Как-то водка-та, твоим пожалованьем не вкусна?

     Перебоев  (отдав).   Заподлинно   горьковата,   Федул   Вахромеич!   и,

следовательно, довлеет ее подсластить.

     Дружка. А! а! я знаю, что это!  Аксён  Филимонович!  поцалуй,  пожалуй,

Хавронью Ферапонтьевну, так вот она и сладка будет.



    Крючкодей протягивает рыло, а Хавронья отворачивается и толкает его.



     Крючкодей. Любезная невеста! лебедь моя белая, понеже батюшка и матушка

определяют тебя мне в жену, того ради и не имеется никакого  зазору  -  тебе

поцаловать меня. (Протягивает губы. Хавронья вдруг  губами  ударяет  об  его

губы так, что толкнет его).

     Проторгуев (выпив). Вот! теперь совсем другой вкус.

     Перебоев (выпив). И заподлинно, что богатель.

     Дружка. Вот! то ли дело теперь!

     Саламанида. (Улите). Ну-ка, матка, милости прошу.

     Улита (отведав, хочет ставить  на  поднос,  а  сама  глядит  на  мужа.)

Благодарна, свет мой!

     Саламанида. Прошу обо всей.

     Проторгуев. Ну, пей, не шали, хозяйка.

     Улита (еще отпив, и поглядев). Довольна, матушка, душа не принимает.

     Саламанида. Пожалуй, радость моя, выкушай всё.

     Проторгуев. Ну, пей же, коли я приказываю, слышишь ли ты?



                            Улита все выпивает.



     Сквалыгин (дергая за душегрейку жену и  говоря  ей  на  ухо).  Экая  ты

чертовка! разве позабыла, что я тебе приказывал? На что так приставать?

     Саламанида (к Афросинье). А ты, радость моя, без того  не  приму,  хоть

душеньку-то обмочи.

     Афросинья (поглядывает на мужа). Вот тебе бог, не пью!  право  не  пью,

душа моя!

     Перебоев (мигает ей, чтоб не пила). Уволь-сте ее, Саламанида Мироновна!

Она челэк щедушной и пойла не поднимает.



          Афросинья подносит чарку ко рту, а сама на мужа смотрит.



     Перебоев  (грозит  ей  и  кашляет).  Хозяйка,  перестань!   Саламанида,

уволь-сте ее, Мироновна. Что эту божию курочку изневаживать?



                          Афросинья ставит чарку.



     Саламанида. Ну-ка, свашенька матка!

     Сваха. Желаю здравия всей смиренной беседе. * (Ставит чарку).

     Сквалыгин  (пока  сваха  пьет,  говорит  жене).  Дьявол  тебя   побери,

проклятая! Смотри же, хоть опивки-та в одно место сливай, да  сама  поменьше

трескай.

     Саламанида. Прошу во здравие выкушать, гости дорогие, чем  бог  послал.

Улита Сафроновна! полюби нашей хлебасоли.

     Улита. Челом бью, мать моя! и так сахаром летит в душу.

     Саламанида. Афросинья Сысоевна!

     Афросинья. Благодарна, свет мой! копной передо мной. (Кушает.)

     Дружка. Ну-те-ка, красны девицы, повеличайте.

     Девушки (поют).



                   Соболем Хавроньюшка все леса прошла *;

                   Крыла леса, крыла леса алым бархатом;

                   В путь катила, в путь катила золотым кольцом;

                   Прикатила, прикатила ко синю морю;

                   Вскликнула, взгаркнула громким голосом:

                   Кто бы меня перевез на ту сторону?

                   Где ни взялся, где ни взялся Аксён господин:

                   Я тебя, Хавроньюшка, в корабле перевезу.



 Девушки подносят жениху чего-нибудь в стакане. Он выпив вынимает кошелек,

               что у мужика отнял, и дает несколько из него.



     Девушки. Никак ты по миру ходил, жених, что даришь все полушками.

     Крючкодей. Не погневайся! как случилось.

     Дружка. Теперь, красные  девицы,  спойте-ка  песенку  мне,  дружке,  да

повеличайте и попляшите, а без того не подарю.

     Девушки (поют и пляшут).



                          Друженька хорошенькой *.

                          Друженька пригоженькой,

                          Как на дружке кафтан

                          Багрецового сукна;

                          Как на дружке камзол

                          Золотой парчевой.



                          Друженька

                                  и проч.



                          Как на дружке чулки

                          Белы шелковые;

                          Как на дружке башмаки

                          Черны замшеные.



                          Друженька

                                  и проч.



                          Пряжки с искорками

                          Вон повыскакали;

                          Он при тросточке стоит,

                          Прибодряся говорит.



                          Друженька

                                  и проч.



                          На нем шляпа со пером

                          И перчатки с серебром;

                          Коли хочешь в рай,

                          Передайся к нам.



                          Друженька

                                  и проч.



                          Еще есть про тебя

                          У нас скляница вина;

                          Сладка меду ендова

                          И конец пирога.



     Дружка. Благодарствую, красные девицы. Вы так умеете хорошо  выхвалять,

что хоть каменной, так  расступится.  Девушка  подносит  ему,  и  он  кладет

деньги.



                                 ЯВЛЕНИЕ V



        Те ж, Щепеткова, Крепышкина и Прямиков. Гости увидя встают.



     Прямиков (Сквалыгину). Хотя у тебя и девишник сегодни, однако ж нам  не

до пиров; а ты сам знаешь, в чем состоит наше дело. Скажи ты  мне,  пожалуй,

признаешься ли ты, что ты мне должен? (К гостям.) Прошу покорно садиться.



                               Гости садятся.



     Щепеткова. Я принесла вам деньги. Пожалуйте, возвратите мой  вексель  и

заклад.

     Крепышкина. А я  хочу  взять  мой  вексель  у  регистратора  Крючкодея,

которой, я слышала, живет у вас.

     Сквалыгин. Ах, премилосердые государыни! сколько  я  рад,  что  вы  мою

хижину посещением удостоили! Прошу садиться. Эдаких гостей и  ждать  бы,  да

недождаться. Мироновна! поднеси. Прямиков. Мы к тебе не  пить  и  не  сидеть

пришли, а окончи,  пожалуй,  дело  со  мною  и  с  госпожею  Щепетковою.  (К

Крючкодею.) А ты, Крючкодей, возврати вексель госпоже Крепышкиной.

     Крючкодей. Хотя помянутой вексель и имеется у меня  во  всякой  точной,

точности и исправной исправности; но как оного я теперь при  себе  не  имею,

того ради подлежательно отложить сие до другого времени.

     Крепышкина. Нет, нет, мой батька! воля твоя; мне теперь он надобен.

     Сквалыгин. Да покорно  прошу  присесть  на  малую  толику,  дайте  хоть

подумать.

     Прямиков. Очень хорошо, подождать можно. (Садятся.)

     Сквалыгин. Девушки! ну-тка песенку!  А  ты,  Мироновна,  других  гостей

попотчивай.



      Девушки поют, а Саламанида между тем подносит. Прямиков пьет, а

 те отговариваются; а Сквалыгин, подходя, кланяется и просит, чтоб выпили.



     Девушки (поют).



                          Летал голубь, ворковал,

                          Ко терему припадал,

                          Что в тереме говорят:

                          Феклист, сударь, говорит,

                          Парамонович, говорит:

                          Афросиньюшка ты моя,

                          Евсигнеевна ты душа,

                          Роди сына сокола,

                          И личиком во себя,

                          Умом, разумом во меня.



Девушка подносит Перебоеву стакан, а другая другой - жене. Они, выпив, кладут

                                  деньги.



     Сквалыгин. Как вам, милостивец, церемония наша нравится?

     Прямиков. Да, ты с нами изрядную строишь церемонию; однако увидим,  что

будет вперед.

     Сквалыгин. Государь мой! вся тленная благая мира сего. (Про себя.)  Как

бы мне их сегодни отбоярить! (Подходя к Крючкодею, толкает и мигает ему.)

     Щепеткова. Что ж, Ферапонт Пафнутьевич? пожалуй, со мною разделайся.

     Крепышкина,  Господин   Крючкодей!   пожалуй,   батька   мой,   принеси

вексель-ат.

     Крючкодей. Я прошу, как уже и выше сего упомянул, сделать мне,  в  силу

теперешних моих обстоятельств, отсрочку; понеже  вексель  ваш  очень  далеко

запрятан быть имеет.

     Сквалыгин. Веть это дело не медведь, в  лес  не  уйдет.  Прошу  покорно

посидеть, да позабавиться. Девушки! что ж песенку-то?

     Девушки (поют}.



                        Ох, как возговорит в тереме

                        Свет Улита Сафроновна,

                        Что ясен ли светел месяц?

                        Что весел ли мой милой друг,

                        Свет Федул Вахромеевич?

                        И он пьет, прохлаждается,

                        И он мною похваляется:

                        У меня жена разумная,

                        Что не пьет пива пьяного,

                        Зелена вина в рот не берет;

                        У ней речь лебединая,

                        А походка павлиная;

                        Она пройдет, утешит меня,

                        Слово молвит, накормит меня.



  Девушка подносит Проторгуеву стакан, а другая другой - жене. Они, выпив,

                               кладут деньги.



     Саламанида. Пафнутьич! велю-ка я девушкам тебя повеличать.

     Сквалыгин. Чорт бы тебя  ободрал!  (Передражнивает.)  Повеличать!  этот

грош-ат на крошево годится.

     Дружка (ставит на стол ларец). Вот вам ларец, а ключа у меня нет.

     Сваха. Невеста сударыня! изволь попросить клточа-та у жениха.

     Хавронья, оборотясь к Крючкодею, протягивает руку.

     Крючкодей. Попроси, сударыня, поласковее.

     Хавронья. Ну, подай, што ли? полно, балагурить-то.

     Крючкодей. Изволь, мое сокровище. (Отдает ключ.)



  Сваха, взявши ключи, отпирает ларец, и вынимает из него чулки, башмаки,

   ленты, белилы, румяны и проч. Берет поднос и насыпает на него из ларца

   овощей, а на них кладет невестины дары, как-то, платки и проч., кои ей

 подают сзади, и подает невесте, а невеста подает жениху. Жених, принявши,

подарком утирается и цалует невесту и, высыпавши овощи на подарок, кладет в

карман. Потом невеста и прочим гостям также раздает. Жених и невеста стоят;

                    во время сие девушки поют и пляшут.



     Девушки (поют).



                         Гусли мои, гусельцы;

                         А где гусли были? гусли мои, гусельцы.

                         У Хавроньи в тереме, гусли

                                               и проч.

                         Что Хавронья делает, гусли

                                               и проч.

                         Плачет, возрыдает, гусли

                                               и проч.

                         К ларцу припадает, гусли

                                               и проч.

                         Ты ларчик мой, ларчик, гусли

                                               и проч.

                         Кованой, приданой, гусли

                                               и проч.

                         Не год я копила, гусли

                                               и проч.

                         Пришла пора, время, гусли

                                               и проч.

                         Я в час раздарила, гусли

                                               и проч.

                         Я свекру сорочку, гусли

                                               и проч.

                         Свекрови другую, гусли

                                               и проч.

                         Деверьям платочки, гусли

                                               и проч.

                         Золовкам веночки, гусли

                                               и проч.

                         Красуйтесь, золовки, гусли

                                               и проч.

                         Красуйтесь, голубки, гусли

                                               и проч.

                         Как я красовалась, гусли

                                               и проч.

                         Косой похвалялась; гусли

                                               и проч.



        По окончании песни и даренья две девушки к невесте подходят.



     Дружка. Не пора ли хлеб-соль величать? Проторгуев. Да уж время-сте.

     Перебоев. Так, ин, с позволения всей честной компании, и встанем.



  Встают девушки и, подхватя невесту под руки, уводят, а за ними и прочие

                              девушки уходят.



     Дружка. Ну, господин жених! пойдем невесту искать и выкупать.

     Крючкодей. Сокровище мое, свет очей моих, у меня похитили!



  Дружка и жених уходят, Сквалыгин с женою также в разные стороны уходят.



     Перебоев (к Проторгуеву). Следовательно, пойдем и мы поглазеть, что там

делается.

     Проторгуев. Изрядно,  твоим  пожалованьем!  Пойдем  тововона-тка,  чтоб

после ужина сделать переминаж.



                                 ЯВЛЕНИЕ VI



  Прямиков, Щепеткова, Крепышкина, Улита, Афросинья и сваха. Три последние

                         тайно между собою говорят.



     Щепеткова. Ах, какая подлость! Посмотрите, жених с невестою  сидели  на

шубе! ха! ха! ха!

     Крепышкина. Чему ж этому смеяться, моя мать? Это не худо.

     Щепеткова. По чести! умереть со смеху  должна!  Уж  будто  это  хорошо?

Какая эта смешная церемония!

     Крепышкина. Никак. Я как и сама  замуж  шла,  то  и  со  мною  такие  ж

церемонии были. Как ехать к венцу, то сдернула я со стола скатерть со  всем,

что на ней было. В  карман  положили  мне  тогда  чесноку,  мыльца,  кусочек

хлебца, гребешок, глинки;  а  как  надобно  было  становиться  в  церкве  на

подножки, то я прежде жениха ступила. За то-то и брала  над  своим  покойным

мужем первенство.

     Прямиков. А я вам скажу, что смешными кажутся нам эти церемонии потому,

что мы от них отвыкли. Однако ж как бы Сквалыгин нам  не  перецеремонил,  не

худо посмотреть, что-то он там делает. Пойдем-ка.



                                ЯВЛЕНИЕ VII



                   Саламанида, Улита, Афросинья и сваха.



     Саламанида.  Насилу  вас  нелегкая   отсюда   вынесла!   Теперь-то   мы

душеньку-то отведем! (Наливает из  штофа  в  стакан  и  говорит  Афросинье.)

На-ка, мать, выкушай; видишь, муж-то твой какой грозной, что уж и  выпить-то

не велит.

     Афросинья. Да, матка моя, он, помилуй  бог,  крут.  Вить  без  того  не

обойдется, чтоб уж дома-то он поботух мне не  надавал  за  то,  для  чего  я

приняла. Так вот, на ж ему на зло! (Выпивает.)

     Саламанида (к Проторгуевой). На-ка ты, матка.

     Улита. Я, пожалуй, выпью. Мне Вахромеич пить не заказывает, только чтоб

за столом, ведашь ты, мало толико починиться. Вот он  меня  таки  колачивал,

коли не бело набелюсь и  зубов  не  подчерню  *.  Здравствуйте,  светы  мои.

(Пьет.)

     Саламанида. Ну-ка, матка сваха!

     Сваха. А меня мой Титыч бивал за то, для чего  не  все  волосы  платком

закрыты. Как плотно бывало не повяжися, а он все-таки хоть  волосок  найдет;

так уж ныне стала подклеивать: он говорит: жене, дискать,  волос  казать  не

подобает. Здравствуйте, матки! (Пьет.)

     Саламанида. Мой Пафнутьич ничего этого на мне; не взыскивает, только уж

береги у него, да и береги деньги и всякую всячину. Рассохся у нас бочонок с

вином, так статешное ли дело! Чуть было до  смерти  не  прибил.  Да,  полно,

сказать матку правду: винцо-то веть  я  высуслила.  Здравствуйте,  любезные.

(Пьет.) Выпьем-ка еще по стаканчику пивца.

     Улита и Афросинья. И то дело.



Саламанида подносит им, свахе и сама пьет, после чего запели и пошли плясать.



                            Не пью я, младешенька,

                            Пива и вина.

                            Только я выпью

                            Медку с холодку;

                            Полюблю детинушку

                            Молоденького,

                            Которой, душа моя,

                            Вечор приходил.



                                ЯВЛЕНИЕ VIII



Крючкодей, Хавронья, Прямиков, Щепеткова, Крепышкина, Проторгуев, Перебоев,

                Сквалыгин и прежние входят, помешав им петь.



     Проторгуев. Бабы! бабы! что вы тововона-тка вздурились?

     Перебоев. И следовательно, кой прах вам сделался?

     Саламанида. Ничего, батька. Ну, что ж такое, что от скуки поплясали?

     Сквалыгин. Милости прошу присесть. (Садятся.)

     Прямиков (к Сквалыгину). Что ж, братец, дождемся ли мы от тебя толку?

     Сквалыгин. Милостивой мой патрон!  вы  видите,  что  дело  свадьбишное,

скоро ли эти вещи отыщешь?

     Крючкодей. И у меня все дела  так  далеко  запрятаны  быть  имеют,  что

никакой манирой найтить векселя не возможно.

     Крепышкина. Как хочешь, друг мой, а я без векселя не выду.

     Щепетхова. И я без закладу моего от тебя не отстану.

     Сквалыгин (шатаясь и кривя язык). Воля ваша,  пьян!  прошу  на  мне  не

взыскать, что для эдакой радости лишнюю чарку выпил. Естьли далее  отсрочить

нельзя, так хоть до завтра отложите. (Повалился на канапе.)

     Крючкодей (шатаясь  и  кривя  язык).  Равномерным  образом  и  у  меня,

многореченного, сильно в голове булавка бродит. Того  ради  и  я  покорнейше

прошу, в силу законной моей нужды,  дать  мне  до  завтра  поверстной  срок.

(Повалился.)

     Прямиков. О плуты! вот какие у них умыслы! (Подошед тс ним тормошит  то

того, то другого, а они молчат.) Сквалыгин! Сквалыгин! Крючкодей! Крючкодей!

- ни гласу, ни послушания. (Оборотясь к Щепетковой и Крепышкиной.)  Ну,  что

делать? Пойдем и постараемся завтра их иным манером побудить.

     Крепышкина. Эдакой проклятой! Чтобы тебе век не проспаться!

     Щепеткова. Какой, каналья, подлец!



                                 ЯВЛЕНИЕ IX



 Сквалыгин, Крючкодей, Хавронья, Саламанида, Проторгуев с женою и Перебоев

                                  с женою.



     Саламанида. Ушли! вставай, брат - зять! Олухи наши ушли.  Ха!  ха!  ха!

ха!

     Крючкодей. Ха! ха! ха! ха! как  славно  их  отбоярили!  Пошли,  как  не

солоно хлебали.

     Сквалыгин. Что не пора  ли  гостям  со  двора?  Кажется  был  празднику

трезвон. Веть уж час первой за полночь будет. Мироновна! поднеси  по  одной,

да и по последней.

     Саламанида (идучи к рюмкам, шатается и поет без музыки).



                             Ох, вы гости мои,

                             Дорогие мои.

                             Посидите у меня.



     Сквалыгин. Кой чорт тебе сделалось? Веть у тебя векселей не просят.  Ты

уж и завыла,  пьяница.  (Она  берется  за  рюмки.)  Не  нада!  пропадай  ты,

окаянная! Гости не прогневаются, хоть и не выпьют.

     Проторгуев с женою.



                          Бьем челом за угощенье,

                          За хлеб, за соль и за честь.

                          Просим, просим мы прощенье,

                          Ко двору нам время бресть.



     Перебоев с женою.



                          Мы довольно посидели,

                          Время такожде и нам.

                          Прохлажались, пили, ели

                          И за то челом бьем вам.



     Сквалыгин, Крючкодей и Саламанида.



                          Завтра к нам на свадьбу просим посидеть.



     Проторгуев и Перебоев с женами.



                          Некуда деваться, будем честь иметь.



     Проторгуев.



                          Я оставлю все делишки,

                          Отложу свои торжишки,

                          Лишь бы вашей чести этим услужить.



     Перебоев.



                          Я до будущей субботы

                          Отложу свои заботы

                          И запру лавчонку завтра на весь день.



     Сквалыгин (грозя Проторгуеву).



                          Да смотри ж, не обмани.



     Проторгуев.



                          Ни, ни, ни, ни, ни, ни.



     Сквалыгин (грозя Перебоеву).



                          Да смотри ж, не обмани.



     Перебоев.



                          Ни, ни, ни, ни, ни, ни.



     Сквалыгин, Крючкодей и Саламанида.



                          Мы чрез то узнаем ласки,

                          Сколько всяк служить нам рад.

                          Никаки уже острастки

                          Вас вперед не изнурят.



     Проторгуев и Перебоев с женами.



                          Мы служить готовы рабски,

                           Почитать должны ваш взгляд.

                          Вашей так к нам много ласки,

                          Что глаза уж не глядят.



     Проторгуев и Перебоев с женами.                |

                                                    |

                          Прости, прости, прости    |

                          Пора уж нам брести,       |

                          Мы служить готовы рабски  |

                                           и проч.  |

                                                    |

     Сквалыгин, Крючкодей и Саламанида.             } (Вместе.)

                                                    |

                          Прости, прости, прости.   |

                          Счастливо вам брести.     |

                          Мы чрез то узнаем ласки и |

                                              проч. |



                           Конец второго действия





                              ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ



                               Комната та же.



                                 ЯВЛЕНИЕ I



                  Сквалыгин сидит, а Саламанида приходит.



     Сквалыгин (зевает). От свадьбы и выспаться хорошенько не удалось. Жена,

исправила ль ты то, что я тебе вчера закупить приказывал?

     Саламанида. Я, право, и забыла. Да что бишь такое?

     Сквалыгин. Розиня чортовская! долго ли  мне  с  тобою  биться?  Я  тебе

говорил, что как пойдут булошницы из лавок под вечер домой, то купить у  них

для свадьбы черствых хлебов.

     Саламанида. Батька! да сегодня и мягких достать можно.

     Сквалыгин (передражнивая). Мягких! мягких! чорта крести, а чорт в  воду

лезет! мягких! веть мягких то вдвое больше съедят.

     Саламанида. И, батька! от хлеба-то не изубыточишься.

     Сквалыгин. Да об одном ли хлебе я тебе толковал,  лошадь  веслоухая?  Я

говорил, чтоб посматривать молошниц, как понесут назад молоко; не пройдет ли

мясник с какими остатками; не пройдет ли мужик с клюквою или брусникою? Веть

эдакие люди по нужде иногда и  вдвое  дешевле  продают,  как  уж  им  девать

некуда.

     Саламанида. Вздурился ты, батька! хоть для эдакой радости-то удобрись!

     Сквалыгин. Сова Елизарьевна! да худого-то меньше  съедят.  Я  не  хочу,

чтоб они обожравшись сидели, вытараща глаза. Веть  объядение  великой  грех.

Послушай же, что тебе делать надобно. (Поет.)



                           Режь потоне ломоточки,

                           Собирай с стола кусочки,

                           Чтоб после искрошить,

                           В сухари пересушить;

                           Ставь пореже все похлебки,

                           Подноси поменьше водки;

                           Кто начнет с кем речь вести,

                           Можно тех и обнести;

                           Как начнут домой сбираться,

                           Чур тебе тут не мешаться:

                           Не держи, не унимай,

                           Им в том полну волю дай.



     Сделай же так, как  я  приказываю.  Да  пожалуй-ста  по  вчерашнему  не

нахлюстайся. Как пройдет свадьба, так хоть воронкой себе наливай в горло.

     Саламанида (цалуя его). Сдержи же слово-то.

     Сквалыгин. Поди ж, да приготовляй, что надобно. (Садится.)



                                 ЯВЛЕНИЕ II



                           Сквалыгин и Хвалимов.



     Хвалимов. Желаю здравствовать, милостивой государь дядюшка.

     Сквалыгин  (сидя  и  говоря  гордо).  Здравствуй,  милостивой  государь

племянничек. Не слыхать, зачем пожаловал?

     Хвалимов. Уведомить вас об общей нашей печали. Ко мне пишут из  Москвы,

что матушка моя, а ваша сестрица, преставилась.

     Сквалыгин. Ах! эта старая чертовка  околела?  Веть  она  мне  пятьдесят

рублей еще должна. Так за этим-то ты только и притащился?

     Хвалимов.  Мне  поручена  комиссия  выкупить  из  магистрата  несколько

должников, в том числе и ваших; затем-то я больше к вам и пришел.

     Сквалыгин. Ах! садись  дружок,  Андрюша,  милости  прошу.  (Подает  ему

стул.) Сожалею, сожалею о твоей матушке; старушка была  добренькая,  царство

ей небесное.

     Хвалимов (вынимая из кармана бумагу и,  прочитавши,  ему  отдает).  Вот

записка вашим  должникам.  Тит  Ефремов  сын  Горюев  содержится  за  триста

девяносто  рублей  осьмнадцать  копеек  с  четвертью.   Андрон   Варфоломеев

Исплошнин за четыреста пятьдесят рублей и семь  копеек  три  четверти.  Фома

Абрамов Понадеев за двести семьдесят пять рублей и двадцать одну  копейку  с

четвертью. Итак, дядюшка, из сострадания к этим бедным людям, не изволите ли

сделать им уступочки?

     Сквалыгин (взяв бумагу, после кладет в карман). Я уступаю им  от  всего

моего сердца все лишние копейки. Мне хоть рубли-то сполна заплатите.

     Хвалимов. Не шутите ли вы, дядюшка?

     Сквалыгин. Какая это шутка!! А коли этого мало, так я и еще с  копейкою

восемь с костей сброшу.

     Хвалимов.



                          Постыдися,

                          Расступися;

                          Полно полтины на рубль получать.



     Сквалыгин (с изумлением).



                          Очунися,

                          Перекрестися:

                          Видно, пришел ты балясы точить.



     Хвалимов.



                          Будь рад половинной плате,

                          Чем держать их в магистрате,

                          И столь выгодной случай

                          Ты из рук не выпускай.



     Сквалыгин.



                          Я не рад толь малой плате;

                          Буду жать их в магистрате,

                          Иль сполна мне все отдай,

                          Иль хоть там околевай.



     Не выкините ли еще одну сирую, а честную вдовицу? Ребятишек у ней целая

ватага, мал мала меньше, а пить-есть нечего.

     Хвалимов. Да где ж она? в магистрате ее нет. Эдаких-та нам и надобно.

     Сквалыгин. Я сегодни ж пошлю за ней сыскную.  Пожитки  ее  хотя  уже  и

взяты, да их настолько не станет.

     Хвалимов. Вот драгоценной пример сострадания и любви к ближнему!

     Сквалыгин (передражнивая). Сострадание! любовь к  ближнему!  (Уклонно.)

Послушай, дружок!  ты  еще  мальчик  молоденькой,  а  поучить  тебя  некому.

Сострадание, любовь к ближнему и прочая суть такие вещи,  о  которых  только

языком лебезят, а на сердце, особливо же у такого  купца,  каков  я,  совсем

быть не должно.

     Хвалимов. Напрасно  вы,  дядюшка,  столь  бесчестную  должность  купцам

предписываете. Я вам легко докажу, что весьма многие купцы имеют добродетель

сию не на языке, а на сердце.

     Сквалыгин. Дуракам закон не писан. Эти простяки  не  понимают  существа

коммерции. Купец, старающийся о прибыли, так как я, не взирая  ни  на  какие

добродетели, всячески обогащаться должен.

     Хвалимов. Ошибаешься, дядюшка! предмет  его  не  в  том  состоит,  чтоб

грабить беззаконно, а поступать во всех делах честно и быть хоть  малым,  но

справедливым довольну.

     Сквалыгин. Дудки, брат, дудки! послушай, Андрюша! Я  тебе  всего  этого

фундамент открою. Добродетель есть не что иное, как дурная привычка,  и  кто

ею сильно заразится, тот остается во весь свой век в презрении и бедности; а

кто один только вид добродетельного представляет, тот называется разумной  и

честной человек и живет благополучно.

     Хвалимов. Так вы добродетель только по наружности почитаете?

     Сквалыгин. А как же инако? И вот  мои  непоколебимые  правила:  Первое.

Кроме себя, никому добра не желать. Второе. Стяжать имение свое, хотя бы  со

вредом другому. Третье. Что зависит от произволения, дать ли  другому  хлеб,

или разорить его  до  основания.  Вот  тебе  начальные  основания  истинного

купечества, кои меня обогатили. Запиши их себе и ты.

     Хвалимов.  Дядюшка!  неужели  не  чувствуешь  ты  ни  малого  упрекания

совести?

     Сквалыгин. Совести? Да что ж она такое? Совесть! совесть!  а  спроси-ка

про нее, так я думаю, редкой ее и знает, что она за зверь.

     Хвалимое. А вот что она:  случилось  ли  вам  хоть  комунибудь  милость

сделать?

     Сквалыгин. Помнится, что однажды случилось.

     Хвалимов. Что ж вы тогда чувствовали?

     Сквалыгин. Как-то мне было дюбо.

     Хвалимов. А когда что у кого отняли, то тогда как?

     Сквалыгин. Как-то стыдно и страшно.

     Хвалимов. Рассудите же теперь. Когда вы опровергли добродетель, то  для

чего ж не могли совершенно истребить и совесть, этого внутреннего судью  дел

наших? Она-то возвещает нам, что за доброе можем надеяться мы  воздаяния,  а

за  худое  ожидать  наказания.  Естьли  не  признавать  сего,  то  разве  не

повиноваться и тому, кто нам ее дал?

     Сквалыгин (слушав со ениманием). А! а! (Покачав головою, как-будто стал

убежден, а потом с гордостию.) Чорт тебя возми с твоим болтаньем! Чуть  было

ты меня самого не сбил с кругу. Вон нечестивая собака! Дух  твой  не  пахни!

(Поет).



                          Вон, мерзавец, со двора!



                                 Хвалимов.



                          Проучить тебя пора.



     Сквалыгин (наступая).



                          Ты пред дядею так дерзок?

                          Ты мне смеешь так сказать?

                          Так бессчетно обругать?



     Хвалимов.



                          Ты становишься мне мерзок,

                          Позабывши совесть, стыд:

                          Ты грабитель, ахид, жид.



     Сквалыгин (схватя палку).



                          Ушибу до полусмерти,

                          Вот так это знай. (Кидает.)



     Хвалимов (убегая вон).



                          Чтоб тебя побрали черти,

                          Пропадай ты-ай! ай! ай!



                                ЯВЛЕНИЕ III



                     Сквалыгин, Крючкодей и Саламанида.



     Саламанида. Батька мой! что такое сделалось? Доровое ли?

     Сквалыгин. Да вот мошенник Андрюшка подъехал было ко мне с  балами,  да

еще и обругал меня.

     Крючкодей. Так, ин, исковую челобитенку в бесчестии на него брякнуть.

     Сквалыгин. Кабы это старые времена, так угодил бы он у меня под красную

шапку; или наложил бы на него подати душ за десять. Добро,  оставим  это.  А

что ж, зятюшка? Время уже нам начатое-то окончать.

     Крючкодей. Я уж выдумал фигли. С тобой ли теперь вексель-та Щепетковой?

     Сквалыгин. Вот он. (Показывает.)

     Крючкодей. Ну, смотри же.  Поручительство-то  от  векселя  отрежь,  как

будто закладу у тебя не бывало; а я вексель Крепышкиной на обороте поскоблю,

так вот и все беси в воду и пузырья вверьх.

     Саламанида. Клад бог дает, а не зятя.

     Крючкодей (выняв вексель и перочинной ножик, скоблит на  колене).  Я  в

миг ухитрюсь.

     Сквалыгин  (взявши  ножницы,  от  векселя  отрезывает).  И   я   тотчас

смастетерю. (Отрезок кладет в ту записку, что  Хвалимое  принес,  а  вексель

отдает Крючкодею.)

     Саламанида. Дай-то господи во святой час архангельской!

     Крючкодей. Теперь я подам оба эти вексели ко взысканию, а ты  в  том  и

стой, якобы ты Крепышкиной деньги почти все заплатил, понеже де и на обороте

подписано; а Щепетковой то говори, что ты закладу у ней не брал,  а  вексель

подал ко взысканию.

     Сквалыгин. Ладно! А я с капитаном Прямиковым и сам сделаюсь. Веть я ему

письма-то не давал.

     Саламанида. Ну! зятюшка, подлинно, что ты сутяга.

     Крючкодей. Да и знать то, что так. Я  зачал  учиться  говорить,  то  не

говорил прежде: мама, а кричал: дай. Мы бывало не заботились о том,  как  бы

убрать голову, да почище вытти, а тот был и хорош, кто умел  вертеть  крючки

да закорючки.

     Сквалыгин. Только, воля твоя! я нынеча из  приказныхто  довольно  видаю

нечесаных. На ином кафтан как кафтан, а голова, как у пугалы, что  в  горохе

от воробьев ставят. Вся в перьях да в пуху.

     Саламанида. А у иного торчит пучок на  самой  маковке,  веревочкой  или

ниточкой завязан, и такой тоненькой и востренькой,  как  чортов  пальчик;  а

кафтан и сапоги все в грязи выпачканы.

     Сквалыгин. Неужто не отвыкнут они по сие время от подлостей? Ныне  есть

где научиться.

     Крючкодей. А где бы? Был на нас гонитель Сумароков *, да и тот  не  мог

нас исправить. До проповедей мы  не  охотники,  а  в  комедию  ходим  только

посмеяться. Например: сидит там какой-нибудь обирала, и в то время, хотя  бы

точно его каверзы представляли, а он сидит, как правой, да туда же  хохочет!

Вить он знает, что это не явная улика, комедиант не судья, а  слова  его  не

определение. Наш брат как привык уже бояться только явного и крепленного, то

об этом он и ухом не ведет. Э! скажи-ка, знает ли моя невеста-то грамоте?

     Сквалыгин. Не от силы. Азбуку она было выучила;  после  купил  я  ей  у

носящего на рынке книжку  для  забавы,  Лошадиной  лечебник  *;  только  она

мямлила, мямлила ее, да и бросила. Да на что девке знать грамоте?

     Саламанида. Лишнее, лишнее ты затеваешь! Я и сама аза в глаза не  знаю,

да веть живу же.

     Сквалыгин. Я, брат, и сам на силу имя свое подпишу, да  побогаче  тебя,

даром что ты строки две из дела языком вылижешь. Женись-ка да ходи за  моими

делами, так будем все делить пополам. Мы с тобою заживем, что ну-поди?

     Крючкодей. Давай! бери! то-то погуляем, да повеселимся!

     Саламанида. Так зальем, что и ворота запрем.

     Трое.



                      Мы станем лишь смотреть и веселиться,

                      Как будут наши денежки копиться;

                      Осыплемся несметною казною,

                      Серебреной монетой, золотою.



     Сквалыгин.



                      Стану караулить сам,

                      Спать не буду по ночам;

                      В том веселье мне, забава,

                      Миллионы чтоб скопить.



     Крючкодей и Саламанида.



                      Лишь проснемся, водки штоф

                      Будет нам всегда готов:

                      Вот в чем наша вся забава,

                      Чтобы было что попить.



                                 ЯВЛЕНИЕ IV



                              Те ж и Хавронья.



     Хавронья. Вчерашней офицер и с ним две барани идут опять к вам.

     Сквалыгин (вскоча). Эдакая беда! опять их чорт  несет.  (К  Крючкодею.)

Побегай же ты поскорей в приказ с их векселями-то, зятюшка! Ну!  ну!  ну!  в

добрый час, нечего мешкать.

     Крючкодей. Ин, побегу ж я проворить. Я в миг это поверну.

     Сквалыгин. А ты, Хавронья, останься здесь и скажи им, что меня нет дома

и что я пошел в магистрат для получения денег  с  моих  должников,  кои  там

содержатся; а коли не поверят, так вот (отдает ей из кармана вынятую записку

должникам, в коей отрезок от векселя вложен) и записку покажи им.

     Хавронья. Ну, ладно.

     Саламанида. Да смотри ж, умненько им отвечай, не промолвись, что дома.

     Хавронья. Вот учельщица! дура што ли я?



                                 ЯВЛЕНИЕ V



                Хавронья, Прямиков, Щепеткова и Крепышкина.



     Прямиков. Здравствуй, дорогая невеста! А батюшка твой дома ли?

     Хавронья. Хоть и дома, да не велел сказываться.

     Щепеткова. Конечно, ты, душенька, шутишь?

     Хавронья. Шучу ли, нет ли, да я уж сказала, што нет его дома.

     Крепышкина. Как же, душенька? Нам сказали на дворе, что он дома.

     Хавронья. Лукавой их за язык-то тянет.

     Прямиков. Поэтому он от нас спрятался?

     Хавронья. Не колдун ли ты? Да он велел сказать  вам,  што  пошел  он  в

магистрат принимать по этой записке (подает ему) с должников деньги;  однако

ж я пойду, скажу ему, штоб он сам вас уверил, што нет его дома; а жених мой,

так уж притоманная правда, што в приказ теперь только, как угорелая  собака,

побежал с векселями вашими.



                                 ЯВЛЕНИЕ VI



                     Прямиков, Щепеткова и Крепышкина.



     Прямиков. Вот прекрасное воспитание детям, где отец бездушной  ахид,  а

мать беспросыпная пьяница! (Развернув.) Ба! Это что за  лоскуток?  (Читает.)

А! вместо поручительства положено серебра на  двести  пятьдесят  рублей.  (К

Щепетковой.) Ну, матушка, поздравляю тебя! Это твоя рука и от твоего векселя

отрезано. (Щепеткова рассматривает с Крепышкиной.) Я вижу,  что  и  с  вашим

векселем какую-нибудь они пакость сделали. Теперь я побегу  в  правление  и,

узнавши, что там делается, объявлю этот лоскуток  и  буду  просить  на  этих

плутов управы. Вы оставайтесь здесь, одни, а мне он не покажется и что вы от

него узнаете, то приезжайте немедленно меня уведомить.



                                ЯВЛЕНИЕ VII



                     Щепеткова, Крепышкина и Сквалыгин.



     Сквалыгин. Многолетствовать желаю вашей чести навсегда.

     Щепеткова.



                          Я свой вексель выкупаю,

                          Взять заклад пришла сюда.



     Крепышкина.



                          Я ответу ожидаю,

                          Деньги мне отдашь когда?



     Сквалыгин (Щепетковой).



                          Какой заклад?

                          Я клясться рад,

                          Что я закладу знать не знаю,

                          А сто рублей своих считаю.

                          Готов итти хоть в суд. (К Крепышкиной.)

                          А вексель твой

                          Во всем пустой;

                          Хотя и должным я считался,

                          Да уж давно с тобой сквитался. (К обоим.)

                          Вот вам вся сказка тут! Обе.

                          Ах ты, плут проклятой!



     Щепеткова.



                          Ты заклад мой прижимаешь?



     Крепышкина.



                          Ты мой долг не признаваешь?



     Обе.



                          Ах, грабитель, вор, злодей!

                          Ах, разбойник, лиходей!



     Сквалыгин.



                          За ругательства такие,

                          Проводить велю я вас.



     Обе.



                          На поступки плутовские,

                          Мы пойдем просить в приказ.



     Сквалыгин (вслед). Побегайте себе, куда как вы много себе поможете!



                                ЯВЛЕНИЕ VIII



           Сквалыгин и вдова с сыном девяти и дочерью осьми лет.



     Вдова. Милостивой государь! сегодни пожитки мои забрали в магистрат для

продажи с публичного торгу по вашему векселю.

     Сквалыгин. Я это и без тебя знаю; естьли их недостанет за долг, то и ты

посажена будешь.

     Вдова. Милостивой государь! вы, конечно, имеете право поступать так  со

мною,  но  естьли  вы  имеете  человечество,  те  я  достойна  более  вашего

сожаления, нежели столь немилосердого поступка.

     Сквалыгин. Послушай, голубка! соловья баснями не кормят. Не надейся  ни

на какое сожаление. Коли об вас жалеть, так придет и самому итти по миру.

     Вдова. Избави вас от того боже! - Однако ж милостивой государь, вы сами

тому свидетель, что покойной мой муж  задолжал  вам  по  приключившимся  ему

великим несчастиям. Он, конечно, посредством трудов своих  заплатил  бы  вам

все, естьли бы не умер, оставя меня и детей без пропитания, без призрения  и

без всякой надежды.

     Сквалыгин (про себя). Эта баба в уныние меня приводит.  Да  чего  ей  в

зубы смотреть? (К ней). Ну, что мне до рассказов твоих нужды? Ты после  мужа

наследница, и мне где ни возми, да заплати. Вот хоть из души вытащи.

     Вдова. Я еще не знаю, чем бы мне сегодни накормить моих сирот,  коих  у

меня шестеро. Так нас вы обобрали, что мне бы из комнаты вытти стыдно  было,

естьли б не дали из жалости сходить только к вам этого платья; и как я  могу

успокоить бедных младенцев, когда не только постелей, да и ни  единой  ложки

вы нам не оставили?

     Мальчик. Пожалуйте, велите отдать мне кафтан и башмаки с чулками.

     Сквалыгин. Видишь как! бегай в рубашке и босиком.

     Девочка. Хоть постелю-то нам отдать прикажите.

     Сквалыгин. Валяйся по полу.

     Мальчик и девочка. О боже мой!

     Сквалыгин. Да отвяжитесь от меня. Я веть сказал, что вам от меня  ждать

нечего. (Садится).

     Вдова с детьми (стоя на коленях).



                          На страдания жестоки

                          Бедных нас сирот воззри;

                          Слез лиющися потоки

                          Милосердием отри.



     Сквалыгин. Я вам говорю, что не будет уступки ни  шелега.  Кто  должен,

тот плати.

     Вдова с детьми.



                          Сжалься, видя жизнь несчастну,

                          Дай зреть радостные дни;

                          Бедность лютую, ужасну,

                          В жизнь спокойну премени.



     Сквалыгин (про себя). Не знаю, что  с  ними  делать.  Вижу,  что  взять

нечего, а простить жаль. Провал  вас  возми!  Вы  меня  в  жалость  привели.

(Вслух.) Да полно; в этаком случае и богатой бедным притворяется.  (Подымает

вдову и гонит с детьми вон.)  Поди-ка,  поди,  голубушка,  здесь  без  денег

нечего делать. Заплати, да и двора моего не знай.



                                 ЯВЛЕНИЕ IX



                             Сквалыгин (один).



     Сквалыгин. Эх, кабы зять-та мой смахлевал это дельцо-то! Уж бы остригли

мы плотно этих бедняков, а.  там  бы  постарался  я  и  зятюшку-та  от  себя

отбоярить. Веть он кропивное семя! С этаким человеком дружись, а  камешек  в

пазухе держи. Теперь дела мои идут, кажется, все по моему желанию. Прошибкин

получил наклад от  подряду;  Недомекова  товары  будут  продавать  завтра  с

акциону; Дремучкин накупил испорченных вин, кои у него с рук  нейдут;  Фалин

посадил брата своего в магистрат; Дрозжник спился с кругу, и все это  я!  Да

так  и  довлеет.  Веть  чем  больше  угнетаешь  других,   тем   больше   сам

возвышаешься. Пей, ешь,  веселись,  душа,  и  радуйся  падению  других;  что

совесть? Добро, вор Андрюшка! Он пустил мне в голову этого кузнечика,  да  я

его тотчас выгоню. Ну, деньгам ли она чета? Пускай же  наживают  с  совестью

то, сколько я нажил без нее. (Поет.)



                          Всяк умей-ка так пожить

                          И достаточен скопить.

                          Пусть душой я покривился,

                          Да чрез то обогатился.



                          В том хвала мне, в том и честь,

                          Как гомза в кармане есть.

                          Всякой шапочку снимает,

                          Государь мой, величает.



                          Хоть прослыл я и жидом,

                          Только всем мой полон дом.

                          Все заклады мне приносят;

                          Одолжи, пожалуй, просят.



                          Я и рост на рост беру,

                          Я и рубль на рубль деру;

                          Слез, стенанья не внимаю;

                          За долги в тюрьму сажаю.



                                 ЯВЛЕНИЕ X



 Сквалыгин, Проторгуев, Перебоев, а после Прямиков, Крепышкина, Щепеткова,

      Саламанида, Крючкодей, секретарь с подьячими и мужик. Перебоев и

                       Проторгуев бегут задыхаючись.



     Сквалыгин. Что вы так бежите? Доровое ли?

     Проторгуев. Беда-сте! беда! беда, да и не малая! Мы были теперь оба  по

делам нашим в правлении и видели, что нареченного зятя твоего ведут сюда под

караулом.

     Перебоев. Офицер Прямиков  уличает-сте  его  в  фальшивых  векселях  и,

следовательно, будет-сте, Пафнутьич, и тебе худо.



                Остальные входят, кроме Саламаниды и мужика.



     Секретарь (Сквалыгину). Мне приказано спросить вас,  должны  ли  вы  по

векселю госпоже Крепышкиной десять тысяч рублей?

     Сквалыгин. Никак, милостивец! Я хотя и был  ей  должен,  однако  ж,  по

чести, все заплатил.

     Секретарь. Чем вы это докажете?

     Сквалыгин. Тем, что и уплата на том векселе подписана. Сверх того вот и

эти честные люди, господин Перебоев и господин Проторгуев, о том вам скажут.

(Тихо купцам.) Помогайте мне и скажите, что вы при том были; а ежели не так,

то я вас разорю.



              Проторгуев и Перебоев поминаются и почесываются.



     Секретарь. Изрядно! госпожа Щепеткова отдает вам  сто  рублей,  кои  вы

дали ей под вексель; для чего вы закладу ей не отдаете?

     Сквалыгин. Это, сударь, такожде ложно на меня донесено. Сто рублей  она

у меня под вексель взяла, а закладу я у нее не бирал. Проторгуев и  Перебоев

и в том такожде свидетельствуют.



                    Проторгуев и Перебоев делают то же.



     Секретарь. Хорошо! однако ж доносят на тебя, что  ты  от  данного  тебе

Щепетковою векселя подписанное  внизу  поручительство  на  двести  пятьдесят

рублей серебра прочь отрезал.

     Сквалыгин (про себя). Кому донести, кроме плута Крючкодея? (Вслух.) Это

я вижу - плут Крючкодей. Ему верить не довлеет, потому что он  за  плутни  в

провинциальной канцелярии отставлен от дела.

     Крючкодей. Как ты, каналья, дерзаешь ругательски  поносить  меня?  Так,

слушайте ж, господин секретарь: я хотя вам этого не говорил,  точиго  теперь

утверждаю. (Оборотись к Сквалыгину.) Ты от векселя поручительство отрезал.

     Сквалыгин. Ты скоблил вексель!

     Секретарь (к Проторгуеву  и  Перебоеву).  Вы,  господа  свидетели,  что

теперь скажете?

     Проторгуев. Я-я-я люблю правду! Он-он  подучал  нас  по  нем  потакать;

только-только что страховато. Пропадай, пропадай он вставши!

     Перебоев. Нет-сте, нет! Мы не такой поведенции и, следовательно,  этого

знать не знаем.

     Прямиков (вынув отрезок от векселя из кармана).  Для  бесспорной  улики

вот и поручительство госпожи Щепетковой.

     Секретарь (вынимает бумагу и прикладывает к  лоскутку).  Этот  лоскуток

точно от этого векселя отрезок. Ну, теперь что скажете?

     Сквалыгин (повеся голову). Виноват! Враг меня попутал.

     Крючкодей. Сатана меня за ребро дернул.

     Сквалыгин. Ты, вор, привел меня на все плутовские дела!

     Крючкодей. Ты, бездушник, меня смахлевать это заставил!

     Сквалыгин. Разве не ты мне советы давал?

     Крючкодей. А разве не ты меня о том просил и за то хотел за  меня  дочь

выдать?

     Саламанида (в сие время  входит).  Что  такое?  что  такое?  Не  успели

породниться, да уж и  бранятся,  еще  ничего  не  видя.  (Особо.)  Гостей-то

сколько! То-то будет сегодни попойка!

     Секретарь (к приказным). Отведите ее. (Отводят.)

     Саламанида.  Что  вам  за  дело?  Свои  собаки  грызутся,  а  чужая  не

приставай.

     Мужик (выскоча из-за людей к секретарю). Помилуй, цосной  осподин!  Вот

он (указывая на Крючкодея) давица меня турбацыль, ажио в  глазах  поцемнело,

да и деньжонки мои повымоздзил; прикажи, баценько, яму заплациць.

     Секретарь.  Дело  твое  известно.  Поди  ты  вот  с  ним  (указывая  на

служителя). Там получишь ты свои деньги.

     Мужик (кланяется). Цем им пропадаць,  так  лутце  купить  бабиче  своей

сороку. Целом бью! целом бью! (Кланяется и уходит.)

     Секретарь (к Прямикову, Щепетковой и Крепышкиной). Будьте уверены,  что

вы все свое требуемое получите.

     Прямиков.   Мы   приносим   достодолжную    нашу    благодарность    за

неукоснительное попечение о вспомоществовании притесняемым.

     Саламанида. Ну, свадьба наша, прощай! и попить не удалось! Так по этому

зачали за здравие, а свели за упокой. Худо жить без совести!

     Перебоев. Следовательно, как поживешь...

     Проторгуев. Так и прослывешь.

     Сквалыгин. Признаюсь, не достанет всего моего богатства для тех, коих я

обидел.

     Крючкодей. А  я,  частореченной,  окаянной!  ничем  загладить  не  могу

учиненные мною крючки и каверзы.

     Сквалыгин. Андрюшка правду сказал! Худо жить без совести!

     Хор.



                          Царствуй, истина святая,

                          Царствуй в наши времена!

                          Чтут тебя все, прославляя,

                          Земнородны племена.



     Перебоев.



                          Счастья реки б пролилися

                          Для спокойства всех людей;

                          Естьли б в свете превелися

                          Лихоимец, Крючкодей.



     Проторгуев.



                          Кто лишь деньги обожает,

                          Притесняет вдов, сирот,

                          Чести, совести не знает,

                          Этот скаредной урод.



     Сквалыгин.



                          Меркнет свет в глазах,

                          Дух терзает страх.

                          Ах, какой злой час

                          Вдруг постигнул нас!



     Сквалыгин и Крючкодей.



                                Пропали мы,

                                Пропали мы!

                          Мы пропали оба телом и душой!

                                Пропали мы,

                                Пропали мы!

                          Мы в беду попали по уши с тобой!

                                Узнали мы,

                                Узнали мы,

                          Мы узнали, от бездельства плод какой.

     Крепышкина.



                          Вот затеи, плутни, взятки,

                          Как приятны, милы, сладки

                                Крючкодею

                                И злодею!



     Щепеткова.



                          Вот как алчность, чужехватство,

                          Приумножилось богатство

                                Жидомору,

                                Плуту, вору!



      Щепеткова, Крепышкина и Прямиков.



                          Плутовство закрыть крючками,

                          Рвать помногу и клочками

                          Хоть старались,

                          Да попались.



     Хор.



                          Царствуй истина святая,

                          Царствуй в наши времена!

                          Чтут тебя все, прославляя,

                          Земнородны племена.



                                Конец оперы





                                 ПРИМЕЧАНИЯ



                     САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСТИНЫЙ ДВОР

                          Комическая опера (1781)



     Комическая опера М. Матинского была в первый раз издана  в  1790  г.  в

Москве без  согласия  автора  под  названием  "Санкт-Петербургский  гостиный

двор". В следующем году автор издал ее в Петербурге  в  новой  редакции  под

заглавием "Как поживешь, так  и  прослывешь";  в  "Предуведомлении"  к  этой

редакции М. Матинский сообщал, что его комическая  опера  "играна  была  она

перед сим лет за десять"; таким  образом,  дата  ее  постановки  может  быть

приурочена к 1781-1782 гг. В Москве она  была  в  первый  раз  поставлена  в

театре Маддокса в 1783 г.  (здесь  обыкновенно  петербургские  пьесы  шли  в

следующий  сезон).  Существующая  в  литературе   дата   первой   постановки

комической оперы Матинского - 1779 г., берется из  абсолютно  недостоверного

источника, так называемой "Хроники" И. Носова.

     В 1799 г. в Москве было напечатано третье издание этой комической оперы

под первым ее заглавием.

     Текст всех изданий отличается  сравнительно  незначительно.  Наибольшее

отклонение заключается в том, что во втором издании последнее действие пьесы

происходит снова в Гостином дворе, а  не  в  доме  Сквалыгина,  как  в  двух

остальных редакциях.

     В  языковом  отношении  второе  издание  значительно  слабее,  так  как

Матинский сглаживал речевые особенности персонажей пьесы.

     В настоящей книге текст пьесы Матинского печатается по третьему изданию

(М.,  1799),  наиболее  полному  и  цельному  в  художественном  и  языковом

отношении.



     Стр. 266. По двадцать четыре процента - по  закону  в  конце  XVIII  в.

можно было взимать только 6 процентов.

     - По пяти копеек и по гривенке на рубль в месяц - то есть по  60  и  по

120 процентов в год,

     Стр. 272. Зунд - название пролива между  датским  островом  Зеландом  и

юго-западным берегом Швеции.

     - Хвалынское море - старинное название Каспийского моря.

     Стр.  277.  Стрелка  -  так  в  XVIII  в.  называлась  северная   часть

Васильевского острова в Петербурге (ныне площадь Пушкина); здесь  собирались

подьячие,  работавшие  в  учреждениях,  находившихся  в  здании   Двенадцати

коллегий (теперь Университет), и в Академии наук.

     - "Тычок" - название кабака, помещавшегося в течение XVIII в. в одном и

том же месте на Петербургской стороне в Петербурге; этот кабачок упоминается

в ирои-комической поэме В. И.  Майкова  "Елисей,  или  Раздраженный  Вакх  "

(1769).

     Стр. 281. "Во саду земзюлюшка кликала" - ноты этой песни см. в "Очерках

по истории музыки" Н. Ф. Финдейзена, ч. II, нотное приложение No 12.

     Стр. 282. "Ах, сборы, сборы Хавроньины" - близкая по тексту песне  "Ах,

сборы, сборы Оксиньины", находится в "Собрании  разных  песен"  Чулкова,  ч.

III, прибавление No 27 (Сочинения М. Д. Чулкова,  СПб.,  1913,  т.  1,  стр.

743-744); ноты песни Матинского см. у Финдейзена, указан. соч., No 13.

     Стр. 285. "Соболем Хавроньюшка все леса  прошла"  -  кроме  Матинского,

песня с подобным зачином нигде не зарегистрирована.

     Стр. 286. "Друженька хорошенькой" - близкая по тексту песня находится в

"Собрании разных песен" Чулкова, ч. III, прибавление No 45 (Сочинения М.  Д.

Чулкова, т. 1, стр. 756).

     Стр. 290. Коли зубов не подчерню - в купеческом быту вплоть  до  начала

XIX в. считалось красивым для женщины иметь черные зубы.

     Стр. 299. Был на нас гонитель Сумароков - намек на то, что в  комедиях,

сатирах, притчах и журнальных статьях Сумароков боролся с подьячими.

     - "Лошадиный лечебник" - имеется в виду книга "Лечебник лошадиный,  или

Рецепты для излечения лошадей от болезней" (СПб., 1778).


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru